Литература. 9 класс

Урок 37. Владимир Владимирович Маяковский. «Люблю», «Прозаседавшиеся»


Урок 37: Владимир Владимирович Маяковский.
«Люблю», «Прозаседавшиеся».
Сегодня на уроке вы изучите тему: Владимир Владимирович Маяковский. «Люблю», «Прозаседавшиеся».
План урока:
1. Рассказ о поэме «Люблю» В. Маяковского, анализ содержания и средств худ. выразительности.
2. Разбор стихотворения В. Маяковского «Прозаседавшиеся». анализ содержания и средств худ. выразительности.
3. Новаторство Маяковского в стихосложении.
4. Личность поэта как отражение идейных и художественных запросов эпохи.
Для успешного обучения и последующей подготовки к итоговой аттестации необходимо освоить все элементы содержания, а также подумать и постараться ответить на вопрос: Как в творчестве поэта отразилась эпоха радикальных перемен в жизни и сознании людей, живших на рубеже XIX—XX веков в России?
На этом уроке вы
- узнаете кто такие авангардисты; что такое «лесенка» Маяковского; какую систему стихосложения предпочитал поэт, в чём заключается новаторство его поэзии.
- научитесь анализировать и интерпретировать стихи; определять их метр и размер, находить в тексте неологизмы, метафоры, сравнения, гиперболы и др. средства художественной выразительности.
- сможете самостоятельно провести анализ стихотворений Маяковского и выявить особенности его стиля стихосложения, которые отличают его стихи от произведений других поэтов.
Словарь:
Авангард, системы стихосложения, акцентный стих, новые средства художественной выразительности; метафора, сравнение, гротеск, ирония, сатира.
Неологизмы — слово, значение слова или словосочетание, недавно появившееся в языке (новообразованное, отсутствовавшее ранее).
Неологизмы бывают нескольких видов:
1) слова, значения слов или словосочетания, которые воспринимаются как новые в языке;
2) слова, которые созданы специально для решения особой художественно-изобразительной задачи;
3) слова для обозначения новых понятий, вошедших в нашу жизнь вместе с развитием мышления или научно-технического прогресса.
СИЛЛАБИЧЕСКОЕ СТИХОСЛОЖЕНИE — слоговая система стихосложения, основанная на равенстве числа слогов в каждом стихе с обязательным ударением на предпоследнем слоге; равносложие.
ТОНИЧЕСКОЕ СТИХОСЛОЖЕНИЕ — система стихосложения, в основе которой — равенство ударных слогов в стихах.
СИЛЛАБО-ТОНИЧЕСКОЕ СТИХОСЛОЖЕНИЕ — разновидность тонического стихосложения, способ организации стихотворения, при котором ударные и безударные слоги чередуются в определённом порядке, неизменном для всех строк стихотворения. На сильных местах метра располагаются (исключительно или преимущественно) фонологически ударные, на слабых — безударные слоги. Основные метры силабо-тонического стихосложения — ямб, хорей, дактиль, амфибрахий, анапест.
Акцентный стих — совсем не учитывает слоговой объём междуударных промежутков, принадлежа, таким образом, целиком к тоническому стихосложению:
«Стра́шное у меня́ го́ре.
Вероя́тно — лишу́сь сна́...»
(В. Маяковский).
Основные даты:
• В. Маяковский (1893—1930);
• Поэма «Люблю» (1921—1922);
• стихотворение «Прозаседавшиеся» (1922).
Основное содержание урока
Стихи В. Маяковского трудно спутать с произведениями других авторов — настолько они своеобразны и оригинальны. Недаром поэт считается одной из самых ярких фигур русского авангарда — литературного направления начала ХХ века. Слово «авангард» переводится с греческого как «передовой отряд».
Авангардисты стремились к обновлению традиционных форм и способов изображения действительности, пародировали общепринятые правила и нормы, создавали новые экспериментальные формы, объединяющие разные виды художественного творчества, искали новые приёмы передачи мысли и переживаний лирического «я» в поэзии.
Маяковский придумывал для своих стихов новые ритмы, записывал их лесенкой, которая помогала их читать, правильно расставлять ударения и паузы, так как запятых оказывалось недостаточно. Рифма у Маяковского также нетрадиционная, часто неточная, но богатая. Поэт часто использовал неологизмы, яркие сравнения и метафоры, олицетворения, гиперболу и гротеск, аллитерацию и другие средства художественной выразительности.
Сам Маяковский был яркой, неординарной личностью: прямой, резкий, энергичный, категоричный, обладающий масштабным мышлением, целиком устремлённым в будущее, и при этом он был поэтической, лирической натурой с весьма ранимой, нежной и любящей весь мир душой.
В двух предложенных вам сегодня для изучения произведениях В. Маяковского мы сможем увидеть это необычайное сочетание душевных качеств поэт
В 1921—1922 годах Владимир Маяковский написал небольшую поэму «Люблю» из 11 глав, в которой обрисовал характер чувства, которое перевернуло душу поэта. В первых главах поэт описывает детство своего двойника — лирического героя, пору его формирования и становления как личности. Ему не пришлось учиться более 4-х лет:
Меня ж
из 5-го вышибли класса.
Пошли швырять в московские тюрьмы.
Образование поэт получал на улице:
А я обучался азбуке с вывесок,
листая страницы железа и жести.
Но ученье не всегда идёт на пользу. Поэт с презрением пишет о «болоночьих» «кучерявых лириках», благополучных буржуа, тех, что выучили французский язык и пишут о том, что узнали из книжек, но не способны к искреннему проявлению чувства, кто умеет только приторно рассуждать о любви, да вздыхать о Булонском лесе или шуме прибоя. Он протестует против приземлённой, мещанской, продажной по сути любви.
Меня вот
любить
учили
в Бутырках.
Что мне тоска о Булонском лесе?!
Что мне вздох от видов на море?!
Научатся,
сядут —
чтоб нравиться даме,
мыслишки звякают лбёнками медненькими.
А я
говорил
с одними домами.
Одни водокачки мне собеседниками.
В противовес искусственной, надуманной «книжной» любви, поэт воспевает настоящую жизнь и любовь, настоянную на реальных, непосредственных ощущениях и впечатлениях: свободную, чистую, искреннюю, готовую объять весь мир. Поэт подчёркивает своё «дикарство», свою неиспорченность заученными чужими мыслями и клише взамен настоящего, естественного чувства, которое огромно. Его сердце вмещает весь мир и открыто всему:
Столиц сердцебиение дикое
ловил я,
Страстною площадью лёжа.
Враспашку —
сердце почти что снаружи —
себя открываю и солнцу и луже.
Входите страстями!
Любовями влазьте!
Отныне я сердцем править не властен.
На мне ж
с ума сошла анатомия.
Сплошное сердце —
гудит повсеместно.
…комок сердечный разросся громадой:
громада любовь,
громада ненависть.
Чтобы подчеркнуть огромность этой любви, поэт прибегает к образному, гиперболизированному, метафорическому описанию почти физического ощущения:
Под ношей
но́ги
шагали шатко…
тащусь сердечным придатком,
плеч подгибая косую сажень.
Распора не сдержат рёбровы дуги.
Грудная клетка трещала с натуги.
Любовь здесь изображается Маяковским как всеохватывающее, неукротимое чувство, стихия, с которой самому герою справиться невозможно.
Нужно сказать, что образ лирического героя стихотворения весьма близок облику самого поэта. Вот что писал о нём Луначарский: «Маяковский — человек очень большого роста, физически большая фигура, и этому соответствуют и его душевные свойства, размах его сознания, его страстей, его требований от жизни, его творческих сил. Этакому Маяковскому было тесно на свете… И отсюда проистекала очень большая тоска и очень большое одиночество Маяковского. Ему трудно было подобрать себе компанию под пару».
Слова Луначарского подтверждают и строки поэмы:
…дамьё
от меня
ракетой шарахалось:
«Нам чтобы поменьше,
нам вроде танго бы…»

Но вот в его жизни появилась возлюбленная, не побоявшаяся «дикаря» и силы его любви. И поэт изображает её глазами сторонних наблюдательниц, которые сравнивают её с «укротительницей» «из зверинца».
«Такого любить?
Да этакий ринется!
Должно, укротительница.
Должно, из зверинца!»
Часть «Ты» является кульминационной.
Ты
Пришла —
деловито,
за рыком, за ростом,
взглянув,
разглядела просто мальчика.
Взяла,
отобрала сердце
и просто
пошла играть —
как девочка мячиком.
И каждая —
чудо будто видится —
где дама вкопалась,
а где девица.
«Такого любить?
Да этакий ринется!
Должно, укротительница.
Должно, из зверинца!»
А я ликую.
Нет его —
ига!
От радости себя не помня,
скакал,
индейцем свадебным прыгал,
так было весело,
было легко мне.
Любимая сумела разглядеть за этим «рыком» великовозрастного «дикаря» «простого мальчика».
Взяла,
отобрала сердце
и просто
пошла играть —
как девочка мячиком.
Эта простота покорила лирического героя, который
От радости себя не помня,
скакал,
индейцем свадебным прыгал,
так было весело,
было легко мне.
Свалился непомерный груз с души, нашлась та, что вместила в себя его любовь и забрала из груди сердце: «Нет его — ига!»
В последней главке «Вывод» лирический герой утверждает, что его любовь «Не смоют… ни ссоры, ни вёрсты» и клянётся: «люблю неизменно и верно!»
Любовь у Маяковского — чувство особенное. Он писал: «Любовь — это жизнь, это главное. От неё разворачиваются и стихи, и дела, и всё пр. Любовь — это сердце всего. Если оно прекратит работу, всё остальное отмирает, делается лишним, ненужным. Но если сердце работает, оно не может не проявляться во всём. Но если нет деятельности, я мёртв».
Личное и общественное были тесно связаны в сознании поэта. За любое дело он берётся со страстью, работает яростно, с полной самоотдачей, относится к нему так же самоотверженно, как и к любви.
Как вспоминала Лиля Брик, которой была посвящена поэма «Люблю»: «В Маяковском была исступлённая любовь к жизни, любовь ко всем её проявлениям — к революции, к искусству, к работе, ко мне, к женщинам, к азарту, к воздуху, которым он дышал. Его удивительная энергия преодолевала все препятствия».
2. Однако были явления в жизни молодого советского общества, которые Маяковский ненавидел с той же силой. Он боролся с ними тем оружием, которым владел в совершенстве. В 1921—1922 годах усиливаются сатирические мотивы в творчестве поэта. В марте 1922 года в газете «Известия» появляется стихотворение «Прозаседавшиеся».
Прозаседавшиеся
Чуть ночь превратится в рассвет,
вижу каждый день я:
кто в глав,
кто в ком,
кто в полит,
кто в просвет,
расходится народ в учрежденья.
Обдают дождём дела бумажные,
чуть войдёшь в здание:
отобрав с полсотни —
самые важные! —
служащие расходятся на заседания.
Заявишься:
«Не могут ли аудиенцию дать?
Хожу со времени о́на». —
«Товарищ Иван Ваныч ушли заседать —
объединение Тео и Гукона».
Исколесишь сто лестниц.
Свет не мил.
Опять:
«Через час велели прийти вам.
Заседают:
покупка склянки чернил
Губкооперативом».
Через час:
ни секретаря,
ни секретарши нет —
голо!
Все до 22-х лет
на заседании комсомола.
Снова взбираюсь, глядя на ночь,
на верхний этаж семиэтажного дома.
«Пришёл товарищ Иван Ваныч?» —
«На заседании
А-бе-ве-ге-де-е-же-зе-кома».
Взъярённый,
на заседание
врываюсь лавиной,
дикие проклятья дорогой изрыгая.
И вижу:
сидят людей половины.
О дьявольщина!
Где же половина другая?
«Зарезали!
Убили!»
Мечусь, оря.
От страшной картины свихнулся разум.
И слышу
спокойнейший голосок секретаря:
«Оне на двух заседаниях сразу.
В день
заседаний на двадцать
надо поспеть нам.
Поневоле приходится раздвояться.
До пояса здесь,
а остальное
там».
С волнением не уснёшь.
Утро раннее.
Мечтой встречаю рассвет ранний:
«О, хотя бы
ещё
одно заседание
относительно искоренения всех заседаний!»
Это смелая, острая сатира на работу советских учреждений. Настоящим тормозом для развития общества стала бумажная волокита и обилие заседаний по любому поводу. Они занимают всё рабочее время служащих, чиновники становятся неуловимыми для посетителей. В результате становится невозможным решение каких бы то ни было вопросов.
Поэт иронизирует над ситуацией, называя очередное заседание «А-бе-ве-ге-де-е-же-зе-комом».
Поэт прибегает к сарказму, гиперболе и гротеску, чтобы описать весь ужас положения посетителя, «исколесившего сто лестниц» в поисках ответственных лиц. «Взъярённый» посетитель врывается «лавиной», «дикие проклятья дорогой изрыгая», на очередное заседание и видит поражающую его воображение картину: «сидят людей половины…»
О дьявольщина!
Где же половина другая? —
в мистическом ужасе восклицает посетитель.
Метафора раздвоения личности здесь находит буквальное воплощение: чиновники вынуждены раздваиваться, чтобы успеть на все запланированные заседания. Такой приём называется реализованной метафорой. Но всё же правильнее будет назвать этот приём гротеском — преувеличением, переводящим реальность в плоскость фантастического.
«…В день
заседаний на двадцать
надо поспеть нам.
Поневоле приходится раздвояться.
До пояса здесь,
а остальное
там».
Финал стихотворения также полон иронии: измученный за ночь этим кошмарным видением, лирический герой восклицает:
О, хотя бы
ещё
одно заседание
относительно искоренения всех заседаний!
3. Маяковский провёл настоящую реформу ритмов и рифм в русской поэзии. Поэт использует рифму не только в конце строк, но и в начале: «улица / лица у догов годов резче»; рифмует конец строки с началом следующей: «Угрюмый дождь скосил глаза, / а за решеткой, чёткой…». Но и в тех случаях, когда Маяковский использовал созвучие на конце строк, он добивался нестандартной рифмы. Поэт использовал не только организующую, но и смысловую роль рифмы. Он выносил главное слово в конец строки и, по его собственным словам, доставал к нему рифму во что бы то ни стало. Так возникла рифма «бумажные — важные» в стихотворении «Прозаседавшиеся».
«…Моя рифмовка почти всегда необычайна и уж во всяком случае до меня не употреблялась…» — утверждал Маяковский.
Поэт часто употребляет рифмы неточные, построенные на совпадении не всех, а отдельных звуков. Но эта неточность компенсируется при чтении вслух: «рейте — рейде», «кляузе — маузер», «плоше — лошадь», «атакована — штуковина», или дополняется созвучиями в предшествующих последнему ударному слогах: «короной — покорённой», «водица — воплотиться», «рыжий ребёнок — жеребёнок», «мистерии — подмастерье». В «Прозаседавшихся» находим «двадцать — раздвояться». Маяковский нередко использует составную рифму:
…к тебе возвращаюсь, любимая.
Моё это сердце,
любуюсь моим я.
Автор необычайно расширяет круг рифмующихся слов и созвучий. Он словно бы играет со словом и звуком, обнаруживая их скрытые от возможности.
Большинство произведений Маяковского «свободно меняет размер от строфы к строфе». Он одинаково виртуозно владеет традиционными метрами и размерами — ямбом, хореем, дактилем, амфибрахием и анапестом, использующимися в силлабо-тонической системе стихосложения, а также вводит в поэтический обиход акцентный стих, тактовик, дольник, которые характерны для тонической системы.
Главную роль в организации ритма акцентного, декламационно-тонического стиха играют ударения, а число безударных слогов между ударениями может варьироваться от 0 до 6 и более слогов. Связывает строки такого стиха рифма, скрепляющая слова-сегменты лесенки. Примером такого акцентного стиха может служить стихотворение «Прозаседавшиеся».
Всё это помогало освободить стих от скованности и ограничений и приближало его к естественности высказывания в прозаической речи, помогая при этом выделять слова, несущие основную смысловую нагрузку.
Маяковский, как истинный мастер стиха, умело пользовался всеми возможностями языка для создания сильного художественного впечатления. У него, как говорил Максим Горький «предельное чувство русского языка».
В творчестве Маяковского, говоря словами Пушкина, «отразился век и современный человек изображён довольно верно». Он жил в революционную эпоху и системное преобразование стиха, его метрики, рифмики, интонации, звучания, графики — сам поэт объяснял рождением нового мировосприятия, отношения к жизни, наполненной новыми смыслами и идеями. В нём выразился небывалый духовный рост человека новой эпохи и нового общества.
Основные выводы:
1. В творчестве Маяковского с его отрицанием традиции и поиском новых форм в искусстве слова, отразилась эпоха радикальных перемен в состоянии общества: слом старого его устройства и строительство нового, невиданного ещё в истории государства социальной справедливости, созидание нового смысла и отношения к жизни. В нём выразился небывалый духовный рост человека новой эпохи и нового общества.
2. Системное преобразование стиха, его метрики, рифмики, интонации, звучания, графики явились выражением нового мировосприятия, отношения к жизни, наполненной новыми смыслами и идеями.
Литература:
1. Литература. 9 класс. Учеб. для общеобразоват. организаций. В 2 ч. Ч.2. / В.Я. Коровина, В.П. Журавлев, В.И. Коровин, И. С. Збарский. – 3 изд. — М.: Просвещение, 2017.
2. Уроки литературы в 9 классе. Поурочные разработки: учеб. пособие для общеобразоват. организаций / Н.В. Беляева. – 3 изд. – М.: Просвещение, 2017.
Разбор типового тренировочного задания
Задание 1.
Вид тестового задания Установление соответствия
Текст задания
Варианты ответов ТОНИЧЕСКОЕ СТИХОСЛОЖЕНИЕ — слоговая система стихосложения, основанная на равенстве числа слогов в каждом стихе с обязательным ударением на предпоследнем слоге; равносложие.
СИЛЛАБО-ТОНИЧЕСКОЕ СТИХОСЛОЖЕНИЕ — система стихосложения, в основе которой — равенство ударных слогов в стихах.
СИЛЛАБИЧЕСКОЕ СТИХОСЛОЖЕНИE — способ организации стихотворения, при котором ударные и безударные слоги чередуются в определённом порядке, неизменном для всех строк стихотворения. На сильных местах метра располагаются (исключительно или преимущественно) ударные, на слабых — безударные слоги. Основные метры силабо-тонического стихосложения — ямб, хорей, дактиль, амфибрахий, анапест.

Стратегия выполнения задания:
1. Внимательно прочитайте задание, оцените его содержательную нагрузку, определите логику и последовательность выполнения задания.
2. Вспомните принципы тонического, силлабического и силлабо-тонического стихосложения.
3. Попробуйте определить: что есть что, просмотрите сначала все варианты ответов.
4. Затем выберите верные ответы и проверьте себя.
Разбор типового контрольного задания
Вид контрольного задания Множественный выбор
Текст задания
Посмотрите на схему строфы из стихотворения В. Маяковского «Прозаседавшиеся». Как называется такой метр?
Чу́ть но́чь пре-вра-ти́т-ся в рас-све́т, //
—́ —́ — — —́ — — —́
ви́-жу ка́ж-дый де́нь я́: //
—́ — —́ — —́ —́
кто́ в гла́в, / кто́ в ко́м, /
—́ —́ —́ —́
кто́ в по-ли́т, / кто́ в про-све́т, //
—́ — — ́ —́ — —́
рас-хо́-дит-ся на-ро́д в уч-реж-де́нь-я.
— —́ — — — —́ — — —́ —.
Варианты ответов 1. акцентный стих;
2. 4-ударник;
3. тонический стих.
Стратегия выполнения задания:
1. Внимательно прочитаете задание, оцените его содержательную нагрузку, определите логику и последовательность выполнения задания.
2. Вспомните основные стихотворные размеры: ямб, хорей, дактиль, анапест, амфибрахий.
3. Попробуйте определить размер. Это может не получиться. Исходя из этого выберите верные ответы и проверьте себя.

Предметы

По алфавиту По предметным областям

Классы

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
angle-skew-bottom mix-copy next-copy-2 no-copy step-1 step-2 step-3 step-4 step-5 step-6 step-6 angle-skew-bottom mix-copy next-copy-2 no-copy step-1 step-2 step-3 step-4 step-5 step-6 step-6