Цель: 1) повторение и закрепление знаний о богах, героях; 2) организовать деятельность учащихся по осмыслению новых знаний в области библейской мифологии; 3) познакомить с Библией, Кораном, сформировать представление о содержании священных книг, донести до учащихся основную мысль этих литературных памятников.

Ожидаемые результаты

Личностные результаты:

– умение чувствовать красоту и выразительность речи, стремиться к совершенствованию собственной речи;

– проявлять любовь и уважение к языку и культуре;

– формировать устойчивый познавательный интерес к чтению, к ведению диалога с автором текста;

– осознание и освоение литературы как части общекультурного наследия России и общемирового культурного наследия;

– умение ориентироваться в системе моральных норм и ценностей;

 – развивать потребность самовыражения через слово, устойчивый познавательный интерес к чтению.

Метапредметные результаты:

– умение самостоятельно формулировать проблему (тему) и цели урока;

– самостоятельно анализировать условия и пути достижения цели;

– самостоятельно составлять план решения учебной проблемы;

– работать по плану, сверяя свои действия с целью, прогнозировать, корректировать свою деятельность;

– самостоятельно вычитывать все виды текстовой информации (фактуальную, подтекстовую, концептуальную);

– адекватно понимать основную и дополнительную информацию текста, воспринятого на слух;

– пользоваться словарями, справочниками;

– осуществлять анализ и синтез;

– устанавливать причинно-следственные связи;

– строить рассуждения;

– уметь формулировать собственное мнение и позицию, аргументировать её;

 – уметь устанавливать и сравнивать разные точки зрения прежде, чем принимать решения и делать выборы.  

Предметные результаты:

– осознанно воспринимать и понимать библейскую мифологию;

– различать фольклорные и литературные произведения;

– выделять нравственную проблематику священных книг как основу для развития представлений о нравственном идеале народов. 

Ход урока

В прошлый раз мы говорили о том, как у человечества появились книги. О том, какую роль книги сыграли в истории цивилизации, и о том, что, возможно, в будущем с книгами произойдет, какую форму они примут.

Сегодня мы вернёмся на несколько столетий, а может и тысячелетий назад. Поговорим не просто о книгах, но о священных книгах человечества.

 Священные книги есть у любого народа, который заявил о себе в истории. 

Мы будем говорить о священных книгах не как о религиозных явлениях, а как о памятниках литературы. Конечно, создатели священных книг не думали о том, что они создают литературу. Они рассказывали об отношении Бога и человека: о сотворении мира, о том что ждёт человечество в будущем, о святых, пророках. Но одновременно они создавали литературу. Вспомните, на чём держится литература, что является её строительным материалом? Она держится на «слове» - литература держится именно на честном слове, это ее фундамент.

Есть в священных книгах слова? Да. Значит, это литература?

Да. Это слово художественное, оно создает образ, оно связано с человеческим воображением? Связано. Значит, эта литература - художественная.

Что объединяет священные книги с мифом и фольклором?

С мифом - то, что они отвечают только на самые главные вопросы: какие силы управляют нашей жизнью, что происходит с нашей вселенной?

С фольклором - художественная изобразительность, те формы,  в которые облекается содержание.

С книжной литературой - письменность.

Так что миф, фольклор и литература сходятся в священных книгах человечества. У каждого народа, осуществившегося в истории, есть своя священная книга.

 Гильгамеш. Это книга Шумеро-аккадской цивилизации. Она рассказывает о том, как Гильгамеш вместе со своим другом Энкиду ищет секреты смерти.

 Типитака. Это книга индусов и других народов, исповедующих буддизм. У них есть и другие религии, но среди прочего и буддизм. Типитака рассказывающая о Будде, человеке,  достигшем совершенства, ставшим равным Богу, достигшем просветления.

 Библия и Коран. Об этих священных книгах, самых распространенных, мы поговорим подробнее.

Библия делится на две части. Первая часть - это Ветхий Завет, вторая часть - Новый Завет. Ветхий Завет - это священная книга иудеев, Новый Завет - священная книга христиан, которые во многом считают священной книгой и Завет Ветхий.

 Слово ВЕТХИЙ не означает дряхлый или рассыпающийся. ВЕТХИЙ значит древний.

И в Ветхом Завете (который создавался примерно от XIII века до н.э до III века н.э.) есть множество фольклорных жанров, они втянуты внутрь повествования.

Я вам прочитаю самое начало Ветхого Завета - рассказ о сотворении мира:

«В начале сотворил Бог небо и землю.

Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою.

И сказал Бог: да будет свет. И стал свет.

И увидел Бог, что свет хорош, и отделил Бог свет от тьмы.

И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один».

Невероятно прекрасный, фантастический, удивительный образ встречает нас у самого входа в Ветхий Завет. Это красиво, очень сложно и, одновременно, понятно. Так и священная книга должна быть, одновременно, очень понятной и очень сложной, очень простой и очень глубокой.

Даже в переводе мы слышим торжественную интонацию. И видим некоторые литературные приемы. Какие это приемы? Во-первых, здесь всё время повторяется союз «и» и «да».

 Вы слышите: и.. и.. и.. Единоначатие. Для чего используется этот литературный приём?

Во-первых, единоначатие задаёт ритм, который удерживает наше внимание. Во-вторых, оно даёт нам ощущение и понимание того, что мы как будто присутствуем в момент творения. И.. и.. и.. Создается торжественная атмосфера, и эта торжественная атмосфера передается каждому из нас.

Это второе качество любой священной книги - она должна быть доступна любому читателю. Читателю умному и не умному, образованному и не образованному, глубокому и не глубокому, богатому и бедному, живущему в центре и на окраине - в любой точке Земли. Священная книга на компромиссы не идёт, священная книга хочет дойти до каждого человека и доходит. И Ветхий Завет, и Новый Завет, рассказывающий о жизни Иисуса Христа, и книга мусульман Коран идут на встречу каждому человеку и стремятся захватить его целиком.

И при этом проповедь религиозных взглядов осуществляется не доводами разума, не логическими перечислениями, не анализом, как это происходит в науке, которая может опровергать религиозное устройство мира, иногда может и подтверждать, - но наука всегда стремится всё обосновать логически. Здесь доказательством является КРАСОТА. Красота и слово являются способом доказательства бессмертия Бога и вечного призвания человека.

 Я процитирую две строчки из священного Корана, главной книги для всех мусульман.

«Аллах – свет небес и земли».

«Стекло точно жемчужная звезда».

Это убеждение через красоту, через эмоцию, через чувства.

Коран возник в VII  веке н.э., это самая молодая из священных книг человечества. Возникла она на Аравийском полуострове, где родился пророк Мухаммед, вполне реальное историческое лицо, подтверждаемое множеством исторических источников. По преданию, Мухаммеду явился ангел Джабраил и продиктовал ему Коран.

 Это послание записано в форме сур. Суры - это такие главки, они могут быть очень короткими, от двух строчек, и очень длинными, до нескольких десятков страниц. Но они в очень сложной и одновременно простой, яркой форме доносят до нас представление о мире, которое содержится в представлении о мире в религиозном учении последователей ислама.

 Но, повторяю,  мы занимаемся с вами литературой. И для нас важно, что вся мировая литература откликается на сюжеты и образы священных книг. И не только литература, но и искусство.

 Дополнительный блок

Образы Корана в русской литературе

Священные книги человечества служили, служат и будут служить неиссякаемым источником творчества для художников, музыкантов, кинорежиссёров, театральных режиссёров, сценаристов, авторов пьес и, конечно, для писателей. Но писатели будут работать со священными книгами так, как они будут работать с любыми другими, не священными книгами. Т.е. брать готовые сюжеты, разворачивать эти сюжеты как веер, брать образы, отзываться на эти образы, ничего не повторяя, ничего не воспроизводя, но всё вбирая в себя и сквозь себя пропуская.

 Давайте посмотрим, как работал великий русский поэт А.С. Пушкин с сюжетом Корана. Он прочитал священную книгу мусульман, восхитился ею, прежде всего поэтической стороной, и создал цикл «Подражания Корану».

Сначала я прочитаю суру Корана, а потом стихи Пушкина. Посмотрим что он взял, от чего отказался, что развил, что сократил, и попробуем понять почему.

Итак, цитата из Корана.

«Или как тот путник, кто проходил мимо селения, а оно было разрушено до основания. Он сказал: «Как оживит это Аллах, после того как оно умерло?» И умертвил его Аллах на сто лет, потом воскресил. Он сказал: «Сколько ты пробыл? » Тот сказал: «Пробыл я день или часть дня». Он сказал: «Нет, ты пробыл сто лет! И посмотри на твою пищу и питье, оно не испортилось. И посмотри на своего осла - для того, чтобы Нам сделать тебя знамением для людей, - посмотри на кости, как Мы их поднимаем, а потом одеваем мясом». И когда стало ему ясно, он сказал: «Я знаю, что Аллах мощен над всякой вещью!».

 Для составителя Корана самое главное передать величие и мощь Аллаха, Творца. А вот для поэта, который не является религиозным поэтом, а является светским поэтом, что является самым главным? Давайте прочитаем:

 «И путник усталый на бога роптал:

Он жаждой томился и тени алкал.

В пустыне блуждая три дня и три ночи,

И зноем и пылью тягчимые очи

С тоской безнадежной водил он вокруг,

И кладезь под пальмою видит он вдруг».

Поясним. Кладезь – это колодец, там вода. Алкал, т. е. жаждал, хотел пить. Тягчимые, то т. е. отягчённые, тяжёлые. Читаем дальше:

«И к пальме пустынной он бег устремил,

И жадно холодной струёй освежил

Горевшие тяжко язык и зеницы,

И лег, и заснул он близ верной ослицы -

И многие годы над ним протекли

По воли владыки небес и земли».

Смотрите, две строфы на каждую строчку Корана. Почему? Потому что поэт не просто передаёт идею о воскрешении мёртвого, он прославляет идеи пророка, он создаёт рассказ. Он должен развернуть картину, мы как читатели должны попасть внутрь этого сюжета и пережить его так, как будто мы сами были его участниками. Мы должны поставить себя на место заснувшего, умершего и воскресающего. Мы должны увидеть его осла или ослицу, как у Пушкина. Смотрите, как Пушкин расцвечивает этот рассказ, разворачивает его в историю. Читаем дальше:

 «Настал пробужденья для путника час;

Встаёт он и слышит неведомый глас:

«Давно ли в пустыне заснул ты глубоко?»

И он отвечает: уж солнце высоко

На утреннем небе сияло вчера;

С утра я глубоко проспал до утра».

Разворачивается диалог невидимого кого-то. Мы не знаем, Аллах это или кто-то иной, или просто какой-то голос, который послышался путнику, но история развивается. Что Пушкин сохраняет? Он сохраняет торжественный стиль. Помните, мы говорили, как в Библии единоначатие способствует торжественному тону. Только торжественный тон достоин священной книги! Здесь Пушкин использует эти приёмы повторения, ритмического нагнетания, чтобы передать торжественность события.

«Но голос: «О путник, ты долее спал;

Взгляни: лег ты молод, а старцем восстал;

Уж пальма истлела, а кладезь холодный

Иссяк и засохнул в пустыне безводной,

Давно занесённый песками степей;

И кости белеют ослицы твоей».

Согласитесь, что-то нам чудится здесь знакомое. Мы читали другое пушкинское стихотворение: «Как ныне сбирается Вещий Олег отмстить неразумным хазарам.. »

Тот же самый ритм, те же самые кости, оставшиеся от коня. И на эти кости наступает своею ногою Олег.

И Пушкин берёт историю из древней Руси, берёт Кораническую историю и словно бы соединяет их в один ритмически одинаково организованный рассказ. Вот так работает поэт с любым источником, взятым из священной книги, и в результате получается поэтическое, а не религиозное произведение.

«И горем объятый мгновенный старик,

Рыдая, дрожащей главою поник…

И чудо в пустыне тогда совершилось:

Минувшее в новой красе оживилось;

Вновь зыблется пальма тенистой главой;

Вновь кладезь наполнен прохладой и мглой.

 И ветхие кости ослицы встают,

И телом оделись, и рёв издают;

И чувствует путник и силу, и радость;

В крови заиграла воскресшая младость;

Святые восторги наполнили грудь:

И с богом он далее пускается в путь».

Это, повторяю, не религиозное, а поэтическое произведение. Поэт не обязан верить в реальность сюжета, о котором рассказывает, в отличие от пророка, для которого это единственная возможная реальность. Что в результате? В результате Пушкин передал саму атмосферу воскресения, саму атмосферу чуда.

И на это способна только большая поэзия.